bugaguli (bugaguli) wrote,
bugaguli
bugaguli

Categories:

Последний день подготовки к запуску месторождения Западная Курна-2 (Басра, Ирак)

Ну не к самому запуску, конечно, а к церемонии запуска. В моём опыте была организация устного перевода на встречах с президентами стран, на юбилее компании ЛУКОЙЛ и т.п. Но вот это мероприятие было пока самым сложным.

Собственно, фотографировать я начала потому, что нас сильно подвёл подрядчик, и мы решили запечатлеть весь тот хаос, с которым нам пришлось разбираться, чтобы было с чем идти в суд, если что.

Итак, утром 28 марта 2014 года мы приехали на УПН, где для проведения мероприятия был собран шатёр. До мероприятия осталось меньше суток, а тут ещё и конь не валялся. Я надеялась увидеть готовые будки для синхронного перевода хотя бы в основном зале, но вижу только три (это одна из них), и те ещё готовы не совсем. А таких нужно шесть: три в этом зале и три в зале для пресс-конференции. Печаль.





Белые полотна на самом деле не очень белые. Их использовали уже не в одном мероприятии. Стараемся на них не наступать, чтобы не испачкать ещё больше.



Мальчики сшивают полотна прямо здесь. Работники подрядчика валятся с ног от усталости: их руководство решило сэкономить на персонале, в итоге их гораздо меньше, чем нужно, они не справляются. Кроме того, им негде спать, и некоторые остаются ночевать прямо тут, в шатре, на полу, укрывшись вот этими белыми полотнами.



Я иду искать Мунира, сотрудника подрядчика, обещавшего, что всё оборудование для синхронного перевода будет доставлено сегодня к утру. Оборудование так и не приехало. Мунир на мои звонки не отвечает. Поэтому - раз-два-три-четыре-пять, я иду искать. Кто не спрятался, я не виновата.

Выхожу из основного шатра и иду в шатёр пресс-конференции. Тут тоже бардак.



Мунира не нахожу. Провожу инвентаризацию того, что есть. Есть очень мало. Если остальное не доставят, никакого синхрона на мероприятии не будет.



Иракские техники пытаются настроить то оборудование, что есть, но у них ничего не получается. Кроме того, в будки ещё нужно вставить стёкла, а сами будки обить белым материалом, чтобы они не выделялись (нет, это не моя прихоть, я вообще думала, что у нас будут стандартные мобильные будки синхронистов).



Ладно, репетиция синхронного перевода отменяется, ничего не поделаешь. Я отпускаю своих сотрудников помогать в других работах. Мужики идут таскать тяжести, а мы садимся подкалывать флаги. Флаги приехали с чёрной тесьмой. Выглядит это как-то траурно. Поэтому мы загибаем чёрный край и закалываем булавками.



Я, конечно, психую, но что я могу поделать? Оборудования нет. Медитативная работа с флагами немного помогает отвлечься.
Основную работу, однако, никто не отменял. Приходит срочное письмо на перевод. Один из арабистов садится переводить прямо здесь.



Тем временем на сцене репетирует хор из российских и иракских сотрудников, они поочерёдно исполняют российский и иракский гимны.



Ребята продолжают шить.



Обустройство шатра продолжается. На дяденьку страшно смотреть. Я всё боялась, что он навернётся оттуда.



По контракту подрядчик также должен был снять видеоролик про то, как нефть добывается на месторождении. Ролик получился весьма примитивным и с ошибками - seperator (фиксирую ошибки). Забегая вперёд, скажу что в итоге был показан другой ролик, снятый силами самой компании.



Отвлекаюсь от флагов на рабочую переписку. Синхрона на главном мероприятии не получается, так пусть хоть остальной перевод будет организован.



В разгар подготовки вдруг приезжают какие-то военные с автоматами. Оказывается, охрана Премьер-министра Ирака. Они обходят все помещения с автоматами наперевес. Фотографировать я не решилась. Лучше вообще не делать резких движений.
Охрана уходит, работа продолжается.

Фух, флаги готовы. Еле-еле хватило булавок.
Кстати, фото этих флагов потом были на коробках всей сувенирки компании, так что мы не зря старались.


А оборудование пока так и не приехало. Блин-блин-блин.
Коллега успокаивает меня: "Да ладно тебе! Приедут все, увидят УПН - огромный красивый завод, получат подарки от компании, никто и не обратит внимания на то, что перевод не синхронный, а последовательный!"
Оно, конечно, так, но мероприятие-то на трёх языках: арабском, русском и английском. Последовательно переводить проблематично...

Время уже почти 2 часа дня, а воз и ныне там.



Ладно, продолжаем рабочую переписку.


Зал начинает приобретать более торжественные очертания.



Флаги повезли расставлять по территории.



Привозят обед, что очень кстати. Съёмку прекращаю. Обедаем в автобусе с включённым кондиционером (на улице дикая жара, в шатре не едим, чтоб не заляпать, он и без того не очень чистый).

После обеда совместными усилиями сотрудники доводят шатёр до предварительной готовности. (Тут сверху с полотен стали падать крупные чёрные жуки, которые завелись в них с прошлого мероприятия, но это уже казалось такой мелочью, что я не стала даже снимать.)





Будки по-прежнему не готовы. Оборудование не приехало. Я уже устала нервничать. Что будет, то будет.





Зато банкетный зал готов. Ну хоть что-то готово!



В зал для пресс-конференции лучше не ходить, чтобы не расстраиваться.

На закате отправляемся в жилой городок на ужин.
Мы с моими сотрудниками живём в разных городках: я в том, где руководство и журналисты, а они в соседнем. Просто так из одного в другой не пройти и не проехать, так что я провожу инструктаж и прощаюсь с ними до завтра. Дальше будем общаться письменно.



На ужин повар приготовил праздничный торт. Я взяла кусочек, но есть побоялась. Чуть-чуть испачкала руку синим кремом, три дня не отмывалось потом. :)



По территории ходят поджарые коты, взявшиеся непонятно откуда. Построили городок за бетонной стеной посреди пустыни, а потом в нём материализовались коты.



После ужина в составе уже ограниченной группы снова еду на УПН. Я всё ещё надеюсь, что приедет оборудование.

Время около 10 вечера.
С подсветкой основной зал смотрится вполне прилично: не заметно, что полотна грязные.



Оборудование не привезли. Но сказали, что вот-вот. Поэтому сижу и жду. Фотографирую красоту.





Наконец Мунир приносит чемоданы с оборудованием.
Мы с нашими айтишниками распаковываем, проверяем и - увы! - приёмники и передатчики не все совместимы друг с другом. Впрочем, это уже не так важно. Мы делим все приёмники на три части: одни будем выдавать тем, кто хочет слушать всё на русском, другие - для тех, кто будет слушать на арабском и третьи - для тех, кто понимает только по-английски. Да, завтра с утра нам придётся побегать, чтобы раздать правильные наушники правильным людям в количестве около 300 человек. Да, оборудование старое и батареи могут не выдержать всего мероприятия. Но другого выбора у нас нет.

Я ещё раз корректирую схему, объясняю её нашим айтишникам. Теперь нас могут спасти только 160 приёмников, приехавшие в последний момент, гениальная схема, придуманная переводчиком Сергеем и наши героические айтишники Дмитрий и Санджар.



Пишу последнюю на сегодня инструкцию своим коллегам.



Ребята подключают передатчики, испытываем - всё равно не работает. Они говорят мне, чтобы я ехала спать, а они ещё поколдуют.

Тут подходит директор по связям с общественностью и озвучивает свою идею, чтобы завтра туалеты были только мужскими. Мол, среди приглашённых иракцев женщин нет, а наши женщины потерпят. Я почти вежливо объясняю ему, что я думаю об этой идее, но на всякий случай иду проверить, где тут ВИП-туалет, а то мало ли что.



Выезжаем из УПН во втором часу ночи. Красиво. Пусть и не будет завтра никакого синхронного перевода. Всё равно приятно чувствовать свою причастность к такому крупному проекту. Два года назад не было ничего, а теперь вот - УПН светит огнями.



Ложусь спать в третьем часу ночи с надеждой на то, что нам завтра повезёт.

Tags: из прошлого, ираг, робота
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments