Tags: Стамбул

ya

Про танго

Божечки, какая хорошая сегодня была Армада!
Всё как я хотела. Купила ещё штаны новые сегодня, просто суперические. Считаю, что штаны скомпенсировали то, что я была в джазовках (потому что педикюр приказал долго жить).

Вернее, сначала было как-то скомканно: я пришла, меня сразу пригласили - один, второй, нормальные партнеры, но мне всё не удавалось поймать официанта. Потом кто-то положил вещи на моё место, пока я танцевала, а билет отдали официанту в моё отсутствие, а когда я пришла, то мне сказали «вот официант придёт, вы ему и скажите, что ваш билет уже у него», нормально так. И тут наконец идёт вожделенный официант и одновременно меня приглашает какой-то новый партнер. Ну и пока я разбираюсь с официантом, партнер сливается. Сижу-грущу. Все танцуют. Дался мне этот официант, сейчас бы тоже плясала.

И вдруг! Приходит мой самый любимый Метин. А я вся такая сижу одна, пока все танцуют. Подошёл, как дела, а я, как бы невзначай: вот, последняя милонга... Как последняя?! Ты ж на месяц приехала! - Да. Вот месяц и прошёл... Задумался. Отошёл. Скабесеил. :) Ооооооо! Вот оно - счастье! Полторы танды оттанцевали. Полная танда была под ди Сарли, я не фанатка ди Сарли, но с Метином хоть что. Поиграли-поржали с ним.

После Метина моя программа была выполнена чуть более, чем полностью.
Но сидеть мне не пришлось. Помимо мелких брызг, меня пригласил Айкут, а я давненько с ним не танцевала. Он и раньше был неплох, а сейчас вообще зашибись.
Ну и напоследок я решила заполировать Джемом, подкатив к нему сама, мол, ты чего вообще, я ж уезжаю!

Так что теперь я мур-мур-мур.

Только в Москву не хочется. :( Опять отсиживать попу на милонгах. :(
ya

Что меня удивило

Что меня удивило на этом курсе:

Сокурсники вечно ныли про незнакомые слова. Я бы ещё поняла, если бы дело было 20 лет назад, но сейчас-то, когда космические корабли бороздят и так далее! Каждый раз было:
- Ой, я половину домашки не сделал(а), потому что там были незнакомые слова!

Если б у нас кто-нибудь такое в институте сказал, сразу вылетел бы, а тогда ещё даже интернета не было, и бумажные словари было непросто купить.

А ещё как-то Сассон стал ныть, что ему хочется кофе, а в Турции нормального кофе нет. Тут я чуть не упала со стула. И говорю, знаешь, Сассон, это у вас в штатах нет нормального кофе! Вы там пьёте кофейную воду! На что Сассон говорит:
- Да, я согласен на кофейную воду! Только чтоб её было много! А то турецкий кофе приносят в этих маленьких чашечках!
- Ну я, например, делаю себе кофе сама каждое утро, в нужном мне объёме.

Тут на меня все посмотрели так... а что, так можно делать?
- У тебя что, есть кофе-машина?
- Нет, я варю в турке.
- В турке? Вот как здесь в Турции варят?
- Да, только я варю побольше.
ya

A room with a view. И что такое «комби».

Бронируя комнату в Стамбуле, я опасалась, что меня сильно напряжёт проживание по сути в хостеле. Но цены на отдельные квартиры были существенно выше, кроме того, меня соблазнил вид на Босфор. В реальности всё оказалось просто замечательно.

В квартире четыре комнаты. Моя самая прекрасная с видом, она же самая холодная, потому что была снесена стена, отделяющая балкон, вторая комната поменьше тоже немного с видом на Босфор, но размером поменьше, третья комната большая, с двуспальной кроватью, но с видом просто на улицу, и четвертая комнатка Гарри Поттера с окошком во внутренний колодец здания и мини-кроватью. В комнатах с видом живём я и Дина, тоже русская и тоже приехавшая на месяц учить язык, только она учится в другой школе. В других комнатах народ меняется. Жила Алекс, девушка-немка, выигравшая грант на фотографический проект, прикольная, мы с ней общались по теме фотографии, и я с ней постоянно сталкивалась в городе. Жила англичанка Джорджи, очень поздно приходила, даже позже меня, так что мы её пости не видели. Сейчас живёт хорватка и арабский мальчик, имён даже не знаю, не пересекаюсь с ними.
До всех них, в первую неделю моей жизни здесь третьим постояльцем был пакистанец Хан. Хан был очень хлебосольным и совершенно бесполезным в быту. Он всё время пытался накормить меня и Дину то фруктами, то фасолью, но при возникновении насущных проблем сразу прятался у себя в комнате.

А проблемы были. И основная проблема была - дикий холод в квартире. Но первая проблема у меня была - темень в комнате. Вид шикарный из окна, но в комнате освещение очень интимного уровня, при таком либо спать, либо сексом заниматься, а мне учебник читать надо. Я написала Аслану, хозяину квартиры, слёзную просьбу о дополнительной лампе, на что он мне ответил, что большой свет включается вторым кликом выключателя, а ещё моя люстра может играть музыку с mp3-носителя. Такая роскошь мне была уже ни к чему, но, чтоб два раза не вставать, я спросила, нет ли возможности сделать квартиру чуть теплее? А то я уже вспомнила навыки выживания в съемных квартирах и утеплила окна туалетной бумагой.
- Нивапрос! - пишет Аслан. - Нажмите кнопицу на Комби на кухне!
И шлёт видеоинструкцию.
Комби - это такая газовая колонка, от неё и горячая вода, и отопление. Но в нашем случае была только горячая вода.
Ладно, нажали на кнопку по инструкции, через полчаса в квартире стало жарко, ещё через 10 минут я услышала истошный вопль Хана на кухне:
- Наташа! Тут течёт вода!
И правда. Из комби текла вода. Я вырубила шарманку и написала Аслану.
- Странно, - написал Аслан. - Видимо, что-то с давлением. Сейчас найду инструкцию...
День прошёл в активной переписке с Асланом: мы с Диной и уборщицей-филиппинкой прыгали вокруг комби, откручивая и закручивая вентиль, подставляя тазик под льющуюся воду и следя за стрелкой давления. Хан отсиживался у себя в комнате.

В конце концов поздним вечером Аслан приехал сам. Он оказался симпатичным мужиком, за полчаса прикрутил ручку заварочного чайника, полку в ванной и отрегулировал комби. Мы вздохнули с облегчением.

Но как только за Асланом закрылась дверь, всё, что он прикрутил, отвалилось, а из комби полилась вода.

Мы с Диной трепетно следили за стрелкой давления, чувствуя себя часовыми у комби. Хан отсиживался в своей комнате.

Наконец, на следующий день пришли сантехники и отремонтировали комби. А Хан, обиженный на то, что мы не ели его фасоль, съехал.

Но в общем и целом всё отлично.
Только, ребята, если едете в хостел / комнату в квартире, соблюдайте правила общежития:
1) Не булькайтесь долго в ванной, ещё нескольо человек могут ждать с нетерпением, когда она освободится.
2) Оставляйте за собой всё чистым: посуду, раковину, унитаз... Всё должно быть чистым сразу после пользования.
3) Не шумите
4) Уезжая, дайте чёткие инструкции остающимся, что делать с вашими вещами/продуктами (если вы что-то оставляете): это можно выкинуть? съесть? передать хозяину квартиры? и т.д.
5) Поинтересуйтесь, откуда берутся расходники (туалетная бумага, салфетки, бутилированная вода и т.п.), и если их не предоставляет хозяин квартиры, войдите в долю: купите что-нибудь для общего пользования.

ya

Стамбул. Острова. Собака.

Поехала сегодня на Хейбелиада (Принцевы острова).
На острове ко мне привязалась собака. Здоровенная, очень упитанная, помесь с овчаркой. Я её не кормила и не гладила, но она решила быть моей и всё тут. Идём, она на меня оглядывается, ждёт, подходит, тычется носом в штанину, трётся об меня.

Встречные турки с опаской спрашивают, моя ли собака. Я честно отвечаю, мол, это собака наркомановне моя, но мне не особо верили, и заявляли, что они её боятся. А я что сделаю?

Потом какой-то мальчик велел мне опасаться за мою собаку, потому что «там выше водится осень агрессивная собака». Ну мы с моей собакой пошли выше. Прибежала очень агрессивная собака. «Моя» на неё посмотрела сверху вниз, подняв губу и обнажив зуб. Даже рычать ей не пришлось. Потом она мне прказывала, как смешно шуршать тентом, которым накрыт припаркованный электромобиль, и как весело загонять кошек на деревья. В общем, мы неплохо проводили время. Некоторые прохожие, что посмелее, гладили её, но она оставалась со мной. Оставила меня только уже на самой людной улице, там столько соблазнов.

На фото я и моя островная собака. :)

ya

Стамбул.

Я хотела жить в Стамбуле не в отеле, и я это получила. Чего я опасалась: во-первых, что я не почувствую разницы с отелем, во-вторых, что меня будет сильно напрягать жизнь «как в общежитии» (я снимаю комнату в четырехкомнатной квартире). Так вот, разница весьма ощутима. Плюсы в том, что сильно экономятся деньги на завтраках и ужинах (можно бы ещё и на обедах, но просто пока лень готовить), в том, что лучше чувствуешь жизнь города, лучше узнаёшь реалии. Минусы в том, что все проблемы с квартирой вдруг оказываются твоими проблемами, просто потому, что именно ты здесь живёшь. И тут возникает пункт 2: общежитие меня не напрягает, потому что есть с кем делить эти самые проблемы. Мы с соседкой несколько дней вели битву за отопление с переменным успехом, но пока победа за нами, и я вспомнила навыки утепления окон подручнами средствами. Но все неурядицы затмевает вид из моего окна! Та-да-да-дам!



В языковой школе меня определили на уровень В2. Пока ситуация такая, что я многое понимаю, но сказать толком ничего не могу, однако получаю просто даже физическое наслаждение от процесса, очень приятное ощущение, когда мозг начинает работать.

А ещё группа. Хочешь познакомиться с интересными людьми, выбери не очень популярный язык и поезжай в страну этого языка.
Русская я одна. Остальной состав:
Американец Джошуа лет 25, который живёт и работает в Турции уже года два, выучил язык в общении, поэтому говорит на таком «дворовом» разговорном турецком, от слов «датив», «аккузатив» и пр. его начинает крючить.
Американский еврей Сассон лет 30, который пишет докторскую про Османскую империю, говорит помимо английского на иврите, арабском и немецком и жестикулирует в разговоре как итальянец, а разговаривает он почти непрерывно.
Француженка лет 20, самая тихая, так что про неё ничего не знаю, кроме того, что она студентка.
Израильтянка Лео лет 60, которая на пенсии и пишет книги, - какое-то десятитомное лингвистическое исследование и автобиографию.
Японка лет 25, тоже тихая, без надобности ничего не говорит.
Китаянка Хелен лет 35, которая преподаёт китайский в Стамбуле.
Йеменец Али лет 25, занимается каллиграфией и на днях выиграл какой-то приз в этой области.
Иракец лет 40, имя которого не запомнила, зато знаю, что у него 2 жены и 7 детей, и он здесь по работе.

И все эти люди даже в перерыве говорят между собой на турецком, даже американцы, и даже когда они разговаривают друг с другом. Особенно забавно, когда американский еврей с выражением восклицает «Аллах кахретсин!»
ya

Будни милонгер в Стамбуле - 2

На милонге мимо нас с Иоаной протанцовывает пара, закидывая ноги и плохо справляясь с ритмом. Иоана скептически:
- Правильно, к чёрту музыку, станцуем всё, что знаем!

***

- Смотри, столпились там в предбаннике, пялятся на нас, но не танцуют. Пойду разрушу их маленький уютный мирок! (Берёт сигарету и уходит. Возвращается через пять минут.)
- Ну как?
- Да ну их, тоже мне "турецкие мачо", разбежались от меня как тараканы.

***

- Ты вот с этим танцевала? Как он?
- Ну как... Как будто я боролась с медведем. Большим турецким медведем.

Collapse )
ya

Стамбул

Стамбул, как обычно, пахнет морем и рыбой, жареными каштанами и кукурузой, лимонным одеколоном, кальяном, специями, чаем и кофе. Я ходила по мосту Галата, по Истиклялю, по стамбульским переулочкам и не могла надышаться.

Идём с Иоаной по улочке, и вдруг она говорит: "Иди сюда, что покажу!" и втаскивает меня в какую-то дверь.
А там маленькая пекарня. Слева прилавок с написанным от руки ценником, справа один из пекарей вываливает в металлический поддон свежеиспечённый хлеб.
- Чувствуешь?! - кричит восторженно Иоана. - Запах! Какой запах!

Мы стоим посреди пекарни и вдыхаем, вдыхаем этот хлебный аромат полной грудью. Турецкие пекари смотрят на нас и смеются:
- Что, хорошо?
- Отлично! - кричим мы.
- Хлеб покупайте!
- Обязательно! На обратном пути зайдём ещё!

Ещё Стамбул, ещё.
ya

Слушай свои пальцы

Второй час ночи. После милонги в Азии сели в маршрутку и поехали домой в Европу. Мне досталось место с краю, и при поворотах я опиралась рукой на стенку маршрутки. Вдруг слышу, подвыпившая девушка, сидящая за мной, вроде мне что-то говорит. Что-то про мою руку. Я думаю, может, нельзя облокачиваться так, и руку убрала.

- Нет, нет, - говорит девушка. - Поставь руку обратно.
- А что такое?
- Ты занимаешься музыкой?
- Нет, не занимаюсь. А что.
- Руки, твои пальцы.
- Что руки? Я плохо понимаю по-турецки.
- Ммм, как тебе объяснить? Ты играешь музыку?
- Нет, я не могу играть музыку.
- Зачем так категорично?! - пугается она. - Ты не можешь, но они могут (она показывает на мои руки).
- Эээ, нет. Зато я танцую. Танцую танго.
- Это хорошо. (Она явно не впечатлилась.) Но тебе надо что-то делать руками.
- Что делать? Почему?

Она пытается объяснить, но я не понимаю.

- Нужно рисовать, или скульптура. Тебе нужно делать скульптуры.
- Скульптуры?
- Да, скульптуры - будет очень хорошо. Пальцы у тебя очень красивые. Нужно что-то делать. Слушай саои пальцы.

Она делает паузу и вдруг говорит очень чётко по-английски:
- Listen to your fingers.

Мне как-то становится не по себе. Потому что мне самой в последние пару месяцев хочется куда-то приспособить свои пальцы, но я не знаю куда, как и что с этим делать.

Чтобы поддержать разговор спрашиваю:
- А ты чем занимаешься? Каким-то искусством?
- Нет, что ты! Ну то есть занимаюсь. Я - учитель искусств. Но я не рисую, ничего такого. Просто в школе учу детей: искусство то, искусство сё, художники, выставки. В средней школе, понимаешь?
- Понимаю.

Ничего я не понимаю.